Энциклопедия животных       А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  
 
Главная Энциклопедия Факты Фотогалерея Ссылки Контакты
Главная » Новости » Олёкминский заповедник

Олёкминский заповедник


Почти вся территория заповедника, до 88 %, покрыта лесом. Основные лесообразующие виды Приленского плато-лиственница даурская и береза повислая, на долю этих древесных пород приходится 53 % общей лесной площади. В подлеске растут шиповник иглистый, таволга (спирея) иволистная, ольха кустарниковая, рододендрон даурский, а кустарничково-травянистый покров состоит из брусники, грушанки, чины приземистой, хвоща ка-мышкового, вейника Лангсдорфа, линнеи северной. По понижениям встречаются обширные участки зеленых мхов и лишайников.Самие древние виды таежно-лесной флоры - представители темнохвойной тайги Алданского нагорья. Здесь наиболее распространены леса из сосны обыкновенной и ели сибирской, растущие преимущественно на отрогах и в речных долинах. Эти массивы занимают до 29 % заповедной территории. Сосна сибирская (сибирский кедр) и пихта сибирская произрастают здесь на крайнем северном пределе своего распространения. Кедровые леса охватывают около 14,5 % лесной площади заповедника. Их отличает максимальное разнообразие видов. В древостоях почти всегда, кроме перечисленных выше хвойных, есть примесь тополя душистого, чозении, осины, березы повислой.

На высоте 900-1 ООО м формируется редкостойная тайга из даурской лиственницы с кедровым стлаником. Самое замечательное растение этой зоны - сосна стланиковая, близкий родич сосны сибирской. Она развивается в виде кустовидного деревца, не выше 2-3 м, но длинные ветви с густой хвоей буквально устилают землю, образуя непроходимые заросли. Даже бурые медведи здесь могут ходить лишь протоптанными ими тропами. В урожайные годы кедровый стланик образует некрупные шишки со сравнительно мелкими орешками. Они по своей питательности неуступают обычным кедровым орехам, поэтому в такие годы здесь можно встретить множество кедровок, бурундуков, белок и медведей. Выше, до 1000-1100 м, -зона горной тундры и гольцов со своей специфичной фауной.Все эти великолепные леса развиваются в зоне сплошной вечной мерзлоты. Толщина мерзлого слоя здесь - 100-200 м, а температура составляет -3...-4 °С! Летнее таяние незначительно - от 40 см на северных склонах до 2 м на южных. Ве-сенне-летних осадков в Восточной Сибири выпадает слишком мало для нормального развития древостоя, но благодаря сезонному протаиванию мерзлоты в почву поступает много воды, которой хватает не только для роста деревьев и образования обширных дремучих лесов, но даже заболачивания обширных территорий.

В местных лесах и горах много тетеревиных птиц: рябчиков, тетеревов, куропаток, глухарей. Здесь проходит зона совмещения ареалов самых крупных их представителей - обыкновенного (белоклювого) и каменного (черноклювого) глухарей. Как ни странно, но именно суровые зимы Якутии благоприятствуют этим птицам. В это время года все виды тетеревиных не только ночь, но и большую часть короткого зимнего дня проводят, зарывшись в снег. В дневное время они ненадолго выходят из своих снежных укрытий, только чтобы плотно набить зоб почками, сережками и кончиками побегов деревьев и кустарников. Хорошо, если есть и замерзшие ягоды на ветках. Особенно часто выручает птиц обычный здесь шиповник. В этих местах практически не бывает зимних оттепелей, снег лежит до весны, поэтому пернатым обитателям не грозит наст (ледяная корка, замерзший мокрый снег) - главная зимняя опасность в других регионах. Вопреки распространенному мнению, птицы при оттепелях страдают не от того, что могут оказаться в ловушке под коркой льда. Вовсе нет! Уже известно, что при малейшем потеплении птицам делается жарко и они дружно покидают снежные спальни. Хуже другое. При возобновлении морозов становится невозможным из-за обледенения снова закапываться в снег. Тогда птицы страдают от стужи и многие действительно гибнут. Особенно тяжело приходится более мелким видам, которые теряют больше калорий в лютые морозы.

В весенне-летне-осеннии период глухари, в первую очередь самки с выводками птенцов, кормятся насекомыми, молодыми побегами, нежными листочками, почками, цветками и ягодами. В зимнее время жизнь обыкновенного глухаря всецело зависит от хвойных рода сосен (в первую очередь сосны обыкновенной, а также кедра и кедрового стланика). Несколько меньший по размеру каменный глухарь накрепко связан с лиственницами даурской и Гмелина. Когда наступают морозы и снежный покров укрывает землю, оба вида переходят на специфичное зимнее питание.Обыкновенный глухарь мощным клювом с острыми краями, как ножницами, срезает хвою с побегов этого года, в меньшей мере кормится почками, которые тоже срезает, будто садовым секатором. У каменного клюв менее мощный, но на нёбе есть своеобразный продольный гребень, помогающий обламывать кончики побегов и почки лиственниц. Численность вида зависит от того, какие именно роды хвойных преобладают в данной местности. Любопытно, что, несмотря на свои названия, местные каменные глухари в основном придерживаются более равнинных участков, чем обыкновенные. Это связано с тем, что сосны сибирская, обыкновенная и стланиковая растут на более гористых южных участках Алданского нагорья заповедника, а лиственничники преобладают на равнинных участках Приленского плато, хотя, конечно, они встречаются и в предгольцовой зоне, но опять-таки вместе со стланиковой сосной.

Многие лесные и околоводные птицы заповедника принадлежат к широко распространенным видам Северной Евразии. Даже среди редких и исчезающих видов практически нет птиц, характерных исключительно для Восточной Сибири, а тем более Якутии. Ведь такие виды, как черный аист, беркут, скопа или сокол сапсан, имеют весьма обширное распространение, хотя это и не делает их менее уязвимыми. Пожалуй, лишь очень красивую, нарядную утку - клоктуна - можно считать исключением. Этот вид - эндемик водно-болотных угодий Восточной Сибири. Это означает, что она более нигде в мире не гнездится. Долгое время ее считали обычной уткой, охота на которую, согласно охотничьему законодательству, разрешалась наравне с другой пернатой дичью. Но в последние десятилетия численность клоктуна стала заметно снижаться. Вначале орнитологи грешили на неудовлетворительное состояние дел с охраной природы Восточной Сибири и севера Дальнего Востока. Со временем было замечено, что многие другие, более редкие и уязвимые, виды птиц не так страдают от хозяйственной деятельности человека, как эта некогда многочисленная утка. В чем же дело? Проблема оказалась в быстром экономическом развитии юга Китая и стран Юго-Восточной Азии. Там исчезают болота и мелкие водоемы, и эта мигрирующая утка, прилетая на зимовку, не находит привычных водоемов. Конечно, важно, что в Олёкминском заповеднике обеспечена защита клоктунов в период гнездования, но все же определяющие факторы сохранения вида находятся за тысячи километров к югу.

Из мелких млекопитающих в лесах заповедника на глаза чаще других попадаются такие обычные и широко распространенные обитатели тайги, как белка и бурундук. На суходольных пойменных лугах и открытых склонах с более или менее развитым травянистым покровом частый гость - длиннохвостый суслик. Эти три вида принадлежат к семейству беличьих, ведущих дневной образ жизни, поэтому наблюдать за ними нетрудно. Особенно интересны бурундуки и суслики, а еще пищухи из семейства заячьих в конце лета, когда они заняты запасанием кормов на зиму. Обитающих же по соседству летяг, ведущих ночной образ жизни, очень мало кто видел вообще, не говоря уже о регулярных наблюдениях. Остальная «мелочь» представлена мышевидными грызунами и землеройками. Не следует недооценивать их роль в природе. Многочисленные грызуны, особенно красная, красно-серая полевки и полевка-экономка, служат основной пищей гадюкам, совам, лисицам и мелким куньим, в том числе знаменитому соболю. Кроме того, благодаря интенсивному обмену веществ при высокой скорости роста и размножения грызуны и землеройки своей круглогодичной деятельностью влияют на разрушение органического вещества и накопление биогенных веществ в почве, что особенно важно в условиях вечной мерзлоты.

Хищные млекопитающие заповедника принадлежат к обычным для Сибири и широко распространенным видам. Якутская зима не особо многоснежная, поэтому в местной тайге, в отличие от более западных регионов Сибири, волки встречаются довольно часто. Из копытных сильнее других от них страдают маралы, особенно на равнинных участках. В более гористой местности, изрезанной ущельями, маралы имеют преимущество. При появлении волчьей стаи сильные олени стремятся бежать вверх по склону или пересекать ущелья. В этом случае они обычно спасаются. Правда, с одним условием: если хищники не выгонят их на лед или прибрежную наледь горных речек. Тогда маралы скользят и падают, подчас беспомощно барахтаясь на льду. Лоси в гораздо меньшей степени боятся волков. Такой великан зачастую без проблем отбивается от волчьей атаки, особенно при глубоком снеге. Кроме того, благодаря длинным ногам лоси могут удивительно ловко и плавно бежать через буреломы. Волкам при этом приходится с изрядным усилием перепрыгивать или перелезать через завалы, из-за чего преследователи быстрей выдыхаются. Часто эти хищники успешно охотятся на северных оленей, но на заболоченных участках и при глубоком снеге нередко терпят неудачу.Бурых медведей немало в местной тайге. Здесь хорошие условия для их процветания. После выхода из берлог медведи кормятся весенней зеленью, особенно любят черемшу (местные жители не случайно называют ее медвежьим луком), подкармливаются прошлогодними ягодами и разыскивают падаль и остатки зимней добычи волков. Затем, по мере поспевания, переходят на питание различными ягодами, а осенью ищут плодоносящие кедрачи или заросли кедрового стланика. Местные медведи устраивают зимовочные логова в наиболее высоких местах рельефа, отдавая предпочтение северным склонам, чтобы яркие лучи весеннего солнца не разбудили их прежде времени.




вернуться
Интересные факты все


«С рыжеволосой Софи у нас были особенные отношения,  с грустью в голосе вспоминает Клаус Эхле.  Я был очень рад, когда она была рядом, когда мы вместе гуляли по лесу. Я любил смотреть, как она спит. У нас даже были свои ритуалы. Каждый день я ее фотографировал. Я ходил с ней встречаться обычно дважды, утром и вечером. Софи не всегда была на месте, и тогда я волновался, не случилось ли с ней что-то, или злился, что она нарушила ритуал и не пришла. Для меня это действительно было похоже на любовь».Софи  это лисица. Клауса познакомила с ней биолог Анна Рум-мель, которая в свободное время охотится в Шварцвальде. Она увидела однажды лису, и та показалась ей не такой пугливой, как другие. Анна с Клаусом отыскали лису, назвали Софи, и вскоре она стала героиней самого знаменитого фотопроекта Клауса. «Когда мы познакомились с Софи, я не знал, как будет развиваться проект. Потом наши встречи стали регулярными, я старался всегда брать с собой фотоаппарат и только один объектив, поэтому мне приходилось заранее думать о том, что я хочу снять сегодня. Иногда я не брал камеру, а давал себе время пережить какие-то моменты, не пытаясь их зафиксировать. Эти наблюдения помогали мне придумать будущие снимки». Клаус говорит, что дружба и доверительные отношения с животными это самое приятное в его работе. Последние 20 из своих 48 лет он служит лесником в Шварцвальде. Клаус родился в Обервольфахе  лесной коммуне с населением в несколько тысяч человек. «Образование я получал недалеко от северной окраины леса, сперва я был поваром, но потом выучился по специальности «лесное хозяйство» и теперь работаю в южном районе леса». Клаус живет вместе с женой Кристианой и девятилетним сыном на окраине Фрайбурга, там, где город встречается с дикой природой.Клаус очень гордится своей работой. «Мне повезло, у меня есть уникальная возможность быть в тесном контакте с природой и как-то влиять на происходящее. Вообще-то я люблю нетронутый лес, но все же приятно заботиться о природе и видеть плоды своих трудов». Осенью Эхле руководит лесозаготовкой, зимой  охотой, весной сажает молодые деревья. И в любое время года заботится о молодняке  животных, которые по каким-либо причинам остались в лесу без родителей.«Мой рабочий день начинается около семи часов утра со встречи с остальными лесниками, рассказывает Эхле.  Мы решаем организационные вопросы и составляем план на день. Я не только слежу за животными и растениями, важная часть работы  обустройство рекреационных зон: мы делаем укрытия и размечаем маршруты прогулок для туристов».


Зимой в Шварцвальде наступает сезон охоты. В оранжевых жилетках под гул рожков собаки гонят дичь к месту засады, где зверя ожидает охотник. «В городах отношение к этой традиции более критическое, но я считаю ее красивой и правильной,  объясняет Эхле.  По-моему, это лучший способ добывать мясо, особенно если учитывать, в каких условиях живут и как питаются сельскохозяйственные животные».
Охотятся в Шварцвальде в основном на косуль и кабанов. «По кабанам у нас нет определенной квоты на отстрел: они наносят ущерб местным фермерам, поэтому чем больше ущерб, тем интенсивнее их истребляют». Искусственное ограничение численности популяции полезно для леса, для растений, которые травоядные животные объедают. Но если Эхле заметит, что кабаньих следов на деревьях слишком мало, то введет запрет на отстрел. Мониторинг численности косуль проходит раз в три года, и тут же определяются квоты. Охоту Клаус Эхле сочетает с экозащитой, и именно благодаря борьбе за сохранение природы он в свое время увлекся фотографией. «Когда я учился лесному хозяйству, я вообще не снимал,  вспоминает он.  Я думал, что как у лесника у меня будет такое взаимодействие с природой, что мне вообще не понадобится фотографировать. Но мне приходилось для спонсоров составлять доклады по экологии и защите окружающей среды, и было очень сложно без визуального материала. И тогда я начал снимать. Я был заворожен тем, что с камерой в руках мне удается достичь большей близости к природе, и поэтому очень увлекся фотографией». Первыми моделями стали летучие мыши — снимки Эхле помогли привлечь внимание к охране и защите популяции.

Другим его известным фотопроектом стали дикие коты. «Считалось, что с 1912 года дикие коты в Баден-Вюртемберге не живут, но в 2006-м автомобиль случайно сбил одного насмерть,  объясняет Клаус.  Кота сдали в исследовательское учреждение, которое находится в двух километрах от моего дома. Я был рядом и смог снимать работу ученых: мертвого кота измерили и взяли у него пробу ДНК на анализ. Потом спустя год мне встретилась еще одна дикая кошка, и я подумал, почему бы ее не пофотографировать. Ученые занялись исследованием этого вида в Баден-Вюртемберге, а я это документировал, хотя, конечно, параллельно ведется видеосъемка, да и каждой пойманной особи прикрепляется на ошейник видеопередатчик. Мне дикие кошки интересны тем, что мы не знаем: то ли их просто не удавалось обнаружить, то ли они исчезали и теперь снова пришли в лес». Этих животных Эхле снимает уже шесть лет, и пока проект не закончен.Появление диких котов не единственное изменение в лесу. «Многие виды, которые считались вымершими в этой местности более века назад, снова попадаются в небольшом количестве. Это и черные аисты, и филины, и вороны». Так происходит потому, объясняет Клаус, что немцы стали вдумчивее относиться к своей природе, перестали бесконтрольно истреблять птиц и животных. Вероятно, часть вновь заселяющих территорию видов пришла самостоятельно из соседних Франции и Швейцарии, а часть популяций постепенно восстанавливают ученые и экологи.

«Если зверь начинает при мне охотиться или питаться или просто перестает обращать на меня внимание, я чувствую, что это знак доверия,  говорит Клаус.  Именно в такие моменты у меня мурашки по коже. Три года назад мы приютили косулю на пять месяцев, с октября по март. Потом она ушла в лес, и мы ее не видели полгода, но, вернувшись, она по-прежнему доверяла нам, совсем не боялась подпускать к себе людей, даже пила молоко из бутылочки, которую мы ей давали».Знаком высшего доверия Клаус считает поведение лисицы Софи. «Однажды, когда мы встретились, Софи была очень уставшей и прилегла рядом со мной. Всякий раз, когда я думал, что она уже спит, кто-то пробегал неподалеку по тропинке, мешая ей. Наконец через час мы остались одни, и она уснула возле меня».

Клаус уверен, что животные намного умнее, чем принято считать, что у них есть нечто большее, чем инстинкты. И у каждого свой характер. Среди лис встречаются пугливые и любопытные, суетливые и спокойные, бывают любители поспать подольше, а бывают «жаворонки». С некоторыми проще поладить, чем с другими. Взять хотя бы Софи. «Анна все время говорила о том, что Софи  задира, да и вообще нелестно о ней отзывалась, а мне, наоборот, нравился характер этой лисицы»,  говорит Клаус. Анну можно понять: как-то раз Софи ее укусила и еще фотоаппарат пыталась отнять. «Со мной она такого себе не позволяла. Впрочем, я никогда нетянул к ней руки, а спокойно общался и никогда не давил. И, мне кажется, поэтому она была очень осторожна со мной, а вот Анне пару раз досталось».Роман с Софи оборвался так же неожиданно, как и возник. «Брачный период у лис начинается в январе  феврале, но я заметил, что уже в декабре Софи очень нервничала, и думаю, что тогда он начался раньше обычного. С ней все время бегал самец, он был более робкий, чем она. У них были странные отношения, они постоянно дрались, и все же, я думаю, там была взаимная симпатия». В декабре Софи исчезла и больше не вернулась. «Я чувствовал себя как человек, которого оставила возлюбленная, как будто в яму провалился. Ничего толком не мог делать и постоянно думал о ней. Я еще больше проводил времени в лесу, на местах наших свиданий и искал ее».

На память об этой лисе Клаусу осталась фотоистория «Мир Софи», за которую он получил в 2011 году премию Фрица Пёлькинга, присуждаемую немецким сообществом фотографов дикой природы. «Я очень горжусь своей работой, но жена гордится еще больше,  говорит Клаус.  Слава стала моим веским аргументом в спорах с семьей по поводу стоимости фототехники. Раньше мы сомневались, что можем позволить себе это хобби». Несмотря на высокую награду, лесник считает проект незавершенным. «Первоначальная идея была сделать портреты лисы на протяжении всей ее жизни, минимум два-три года, но, к сожалению, у меня было всего шесть месяцев».
Клаус любит говорить, что лучшие фотографии по-прежнему у него в голове, а не на жестком диске. «Я уже пережил столько разочарований  к примеру, в прошлом году не было мышей и сов, а в этом, когда их много, у меня нет времени на их съемку. Я начал с фотографирования летучих мышей, и я с удовольствием сделал бы этот проект, но на рынке столько хороших снимков летучих мышей, что нужен какой-то принципиально новый угол зрения. И я никогда не расстраиваюсь, если не могу что-то сфотографировать. Я просто храню это в памяти. Мне есть что улучшать, над чем работать, и я могу долго ждать фотографию».


 

Фотогалерея все фото
Зеленый кузнечик
Прикольные животные

Главная Энциклопедия Факты Фотогалерея Ссылки Контакты
© 2010-2013 Большая энциклопедия животных "Звереведия".
Всё о животных: статьи о животных, описания, фото зверей.