Энциклопедия животных       А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  
 
Главная Энциклопедия Факты Фотогалерея Ссылки Контакты
Главная » Новости » Причудливое поведение родителей в животном мире

Причудливое поведение родителей в животном мире





У млекопитающих родительское поведение вполне предсказуемо: в течение всего времени молочного вскармливания детеныш остается «привязанным» к матери, и, естественно, именно самка в основном заботится о потомстве. Случаи же, когда ответственность за детенышей берет на себя преимущественно самец, в мире млекопитающих редчайшее исключение  вроде шимпанзе, усыновляющих чужих (или своих  как правило, отцовство неизвестно) детей. Причем случаев успешного усыновления, когда детеныши проживали сколь-нибудь долго,  единицы. Иначе обстоит дело у тех животных, кто не вынашивает детенышей и не выкармливает их молоком, но при этом и не производит на свет полностью готовых к самостоятельной жизни существ.


У насекомых, рыб, амфибий оба родителя равно свободны после того, как яйца или икра отложены и оплодотворены. И, соответственно, любой из них может взять на себя заботу о потомстве. Или никто. Такая стратегия выживания вида, когда детеныши предоставлены самим себе с момента зачатия, встречается нередко. Из 181 семейства костных рыб ни малейшего беспокойства по поводу судьбы потомства не испытывают 100  больше половины. Но мы поговорим о тех случаях, когда родительские функции исполняют самцы, причем делают это порой весьма необычным образом.Наибольшее разнообразие «ответственных отцов» можно наблюдать у животных, обитающих в воде. Например, конечности морских пауков оснащены железами, выделяющими подобие клея, который удерживает яйца, отложенные самкой. Водные насекомые не отстают от арахнид: у хищного клопа белостомы, напоминающего скорпиона, самка откладывает плодотворенные яйца самцу на спину. Яйца прилипают, и две недели, до вы-лупления молоди, клоп носит их на себе.

Среди рыб заботливых отцов предостаточно. В 49 семействах костных рыб только самцы и берегут потомство. Исключительно материнская эта роль лишь в 17 семействах, у прочих же родительские обязанности чередуются или исполняются совместно. Считается, что истоки такого чадолюбия у самцов рыб стоит искать в их собственническом поведении. Самец победил соперников и изгнал их со своей территории, теперь все здесь принадлежит только ему. И самку из гнезда он тоже изгоняет немедленно после икрометания, не желая ни с кем делить свою собственность. Самки же в такой обстановке порой вообще никак не проявляют «материнский инстинкт». Например, бойцовая рыбка, выметав икру, может тут же ее съесть, если самец замешкается и не прогонит «мать-ехидну».

Одни отцы-рыбы искусно сооружают убежища для потомства, другие же не утруждают себя строительством, как, например, анабасовый петушок. Во время икрометания он специально занимает такое положение возле самки, чтобы икринки по мере появления попадали ему прямо в рот. Там они и пребывают в течение четырех дней, пока не вылупятся мальки. Но новорожденные не покидают рот отца, а живут там еще неделю. И там же прячутся в случае опасности, когда подрастут достаточно, чтобы начать «выходить в свет». Все то время, что икра и мальки находятся во рту петушка, он голодает. Ничего не едят и сомики, содержащие икру в желудке.Не все рыбы, вынашивающие молодь во рту, соблюдают в это время строгий пост. Например, тилапия (у нее о детях заботятся оба родителя) кормиться не прекращает. В связи с этим развиваются интереснейшие поведенческие особенности, которые описал еще Конрад Лоренц. Как-то раз он угостил тилапий червяками, по размерам сходными с мальками этих рыб. Самец схватил червя, но заметил малька, выбравшегося из гнезда, поплыл к нему и взял в рот. Во рту оказались двое: червяк и малек, но одного надо съесть, а другого отнести в дом. Лоренц писал: «Если я когда-нибудь допускал, что рыбы могут думать, т именно в этот момент». Несколько секунд самец был напряжен и неподвижен, не в силах разрешить дилемму. Но затем он выплюнул все, что было во рту, и съел червяка, не спуская глаз с детены-ша. Поев, самец отнес малька в гнездо.

Рыбы способны четко отличать своих детенышей от чужих. В этом позволил убедиться эксперимент, когда цихлидам подменили их икру на икру близкого, но все же другого вида. Рыбки вырастили «кукушат», а встречая мальков своего собственного вида, без зазрения совести поедали их, поскольку те были непохожи на выращенных цихлидами приемных детей.Мальки цихлид могут узнавать роди-телей. Но их легко обмануть, поскольку решающее значение для них имеет скорость движения родителя. Они последуют за любым объектом, плывущим с надлежащей скоростью, на неподвижный не обратят внимания, а при виде слишком быстрого пустятся в бегство.Рыбы прячут потомство не только во рту. Апогон средиземноморский носит икру под жаберными крышками. А самцы морских коньков обзавелись выводковой сумкой на животе, куда самка прицельно откладывает икру с помощью появляющегося в районе клоаки выроста. Внутренняя поверхность сумки пронизана кровеносными сосудами, доставляющими к икринкам кислород, что некоторым образом напоминает плаценту млекопитающих.Самцы рыб порой обеспечивают малькам не только защиту, но и питание. У арапаимы, огромной архаичной южноамериканской рыбы, мальки первое время питаются выделениями из желез, расположенных на голове самца.


Среди земноводных активное отцовство менее распространено, нежели у рыб, но все же из 35 семейств амфибий оно выявлено у семи. Причем если северные земноводные не склонны к заботе о потомстве, рассчитывая на то, что из массы отложенной икры кто-то да уцелеет, то в тропиках чаще «берут не числом, а умением». Наиболее яркий пример  лягушки ринодермы. В горловом мешке самца головастик прирастает хвостом и спиной к стенкам, чрезвычайно богатым кровеносными сосудами,  еще более убедительное, чем у морского конька, подобие плаценты. Головастики получают питательные вещества с кровью отца и развиваются, пока не утратят хвост и не превратятся окончательно в лягушат. Только после этого они вторично появляются на свет, на этот раз из отцовского рта, как древнеегипетские боги Шу и Тефнут. Впрочем, самки у лягушек тоже порой проявляют себя с яркой стороны, как, например, сури-намская пипа. Она подныривает под оплодотворенную икру так, что икринки прилипают к спине. Самец равномерно распределяет их по спине супруги, икринки «вживляются» под кожу и пребывают там в относительной безопасности, пока через три месяца прямо из материнской спины не появятся на свет полностью готовые к самостоятельной жизни молодые лягушки.

Самцы жаб-повитух иногда за- : ботятся о потомстве не одной самки, а целого гарема. Успешный самец спаривается с тремя-четырьмя дамами, причем каждой помогает освободиться от икры, собранной в своеобразные цепочки, покрытые многослойной слизистой оболочкой. Эти цепочки он наматывает себе на бедра и отправляется завоевывать следующую самку. Самец носит икру на себе до тех пор, пока не придет время вылупления головастиков. Тогда он входит в подходящий водоем и энергично плавает, таким образом помогая головастикам избавиться от слизистой оболочки, мешающей им покинуть икринки.Безногие земноводные  нервяги  проявляют подлинное чудо материнства. Их детеныши питаются... кожей матери. Эпителий самки в это время размягчается и обогащается жиром. За неделю детеныши съедают 14% массы ее тела.

У некоторых амфибий родители чередуют заботу о потомстве. У одного из видов лягушек-древолазов самка откладывает 4-5 яиц и уходит. Самец их оплодотворяет, защищает, смачивает (икре необходима влага) и выбрасывает погибшую или пораженную грибком икру. Когда головастики вылупляются, отец заботится о них еще неделю, а потом их забирает мать. Она сажает их на спину и переносит в заполненные водой пазухи листьев, причем высаживает детенышей в разных местах, на расстоянии нескольких метров друг от друга (чтобы минимизировать их риск стать чьей-то добычей). Самка кормит лгушат неоплодотвореннои икрои, постепенно увеличивая интервалы между кормежкой, пока дети не вырастут и не станут ами добывать себе пропитание.Еще большую степень кооперации в заботе о потомстве демонстрируют саламандры. У них распространены коллективные кладки: икру мечут несколько самок, а охраняет только одна, причем не участвующие в охране кладки сородичи всегда готовы занять ее место. Обнаружив «бесхозную» кладку, любая саламандра немедленно о ней позаботится. И если животное насильственно отнести в сторону, оно не забудет о своих обязанностях, а тут же поспешит обратно. У некоторых видов саламандр кладки охраняют только самцы, которые по два месяца и более не отходят от яиц, заботясь об их сохранности и перемешивая хвостом воду над икрой, чтобы обеспечить постоянный приток кислорода, необходимого зародышам.


А как обстоят дела с отцовством у более высокоразвитых животных  скажем, у птиц? Они ведь тоже не выкармливают своих отпрысков молоком, а стало быть, жесткого «прикрепления» детеныша к матери у них быть не может. Действительно, среди пернатых встречаются, пусть и не так часто, примеры заботливых отцов. Иногда с этим связана «смена ролей», когда самка и крупнее, и ярче окрашена, нежели самец, и вообще ведет себя более «мужественно». Типичные примеры  круглоносые и плосконосые плавунчики. Вернувшаяся с зимовки самка выбирает понравившегося самца, исполняет для него брачный танец и увлекает в альков, который строит самец под надзором «невесты». Отложив яйца, самка покидает гнездо и заводит следующий роман. Покончив с размножением, самки плавунчиков кочуют по тундре, сбившись в стайки, а самцы насиживают яйца и занимаются вылупившимися птенцами. «Смена ролей» у плавунчиков видна и на гормональном уровне. У самок повышенный уровень тестостерона, а у самцов  пролактина. Под действием последнего у самцов образуется «на-седное пятно»  лишенный перьев, но богатый капиллярами участок кожи на животе, превосходная грелка для яиц.

Несколько более ответственно ведут себя самки якан  обитателей Южной Америки, знаменитых невероятно длинными пальцами, которые позволяют им ходить, не проваливаясь, по листьям кувшинок и другой водной растительности. Самка яканы сражается с соперницами, отвоевывая участок водоема, где она сможет поселить нескольких самцов, которые будут высиживать ее яйца. В течение всего периода гнездования якана защищает свою территорию и своих «мужей» (вдвое уступающих «женам» в весе) от чужих посягательств.
Другие же пернатые отцы нисколько не утрачивают маскулинности, беря на себя заботу о потомстве. Страус-нанду сперва собирает гарем численностью до полутора десятков самок, сожительствует с ними, не подпуская других самцов, и лично роет яму, куда все его «жены» откладывают яйца. В какой-то момент терпение у нанду заканчивается и он приступает к насиживанию. Кому-то из самок повезет и они смогут снестись в уже занятую самцом яму, но тем, кто припозднится, это не удастся — злобный страус прогонит их, и им придется нестись прямо на землю. Те яйца, что окажутся поблизости, самец закатит в гнездо, а прочие погибнут. Гибель ждет и потомство излишне жадного самца, который собрал в яме слишком много яиц. Он не сможет все их равномерно согреть, часть яиц протухнет, и когда нанду отлучится поесть, нагретые солнцем, они лопнут, их содержимое разольется по остальным яйцам, перекрыв доступ воздуху, и в итоге вся кладка будет потеряна.

Тем птицам, у кого кладка скуднее, тоже нередко приходится терять потомство. Многие пингвины сносят всего два яйца, из которых выживает в лучшем случае одно. Особенно подвержены риску остаться в этом году бездетными молодые неопытные пингвины-родители, у них вылупляется всего треть птенцов. Зато с возрастом эта пропорция меняется и достигает 9 из 10. Самец-пингвин не высиживает, а «выстаивает» яйцо, держа его у себя на лапах и прикрыв специальной складкой на животе. Вылупившиеся птенцы еще долго, до полной смены оперения, целиком зависят от родителей. Те кормят молодняк ферментированной рыбой, причем так интенсивно, что пингвиненок может весить на 20% больше взрослой птицы.В природе предостаточно примеров странного, на наш взгляд, родительского поведения. Порой оно нам может показаться милым, порой отвратительным. Причина тут в антропоморфизме, к которому мы неизбежно склонны. Очень сложно принять мысль о том, что «привычное» не тождественно «нормальному» за пределами нашего социума. Всякая стратегия, успешно служащая выживанию того или иного вида, хороша. И их разнообразие диктуется эволюцией, направленной на то, чтобы обеспечить выживание потомства любой ценой.


вернуться
Интересные факты все

В 1972 году в северо-восточной части Чукотки на известняковых склонах было найдено удивительное растение, живой реликт, названный резушником чукчей. Это маленькое многолетнее травянистое растение с невзрачными белыми цветочками, родственное обыкновенной капусте, обнаружили на левом берегу реки Чегитун на небольшой луговине, которая служила своеобразной столовой хищным птицам, окаймленной бордюром из смеловскии и осоки. Популяция резушника чукчей состоит из небольшого числа плодоносящих растений и несколько большего количества молодых, еще не приступивших к цветению.Ученые предполагают, что эта изолированная популяция осталась здесь с тех времен, когда Берингий-ский мост существовал как суша, соединяющая материки. В зарубежной Арктике и вне ее растение не найдено.
 

Фотогалерея все фото
Застенчивый бобер
Прикольные животные

Главная Энциклопедия Факты Фотогалерея Ссылки Контакты
© 2010-2013 Большая энциклопедия животных "Звереведия".
Всё о животных: статьи о животных, описания, фото зверей.