Энциклопедия животных       А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  
 
Главная Энциклопедия Факты Фотогалерея Ссылки Контакты
Главная » Новости » Валдайский национальный парк

Валдайский национальный парк


Именно для сохранения уникальных озерно-лесных ландшафтов северной части Валдайской возвышенности в 1990 году на территориях Окуловского, Валдайского и Демянского районов Новгородской области был организован Валдайский национальный парк. Он находится на стыке подзон южной тайги и смешанных (хвойно-широколиственных) лесов. Его территория простирается с севера на юг на 105 км и с запада на восток на 45 км. Помимо природоохранных целей, задача парка - создавать благоприятные условия для отдыха в этой зоне. В 2004 году национальный парк получил статус биосферного резервата ЮНЕСКО.
    
Территория парка отличается очень сложным строением рельефа. Сам ландшафт- яркое свидетельство минувшего оледенения. Последнее оледенение Восточно-Ев-ропейской равнины, которое было 70-11 тыс. лет назад, получило наименование Валдайского. Его центром была территория нынешнего Ботнического залива Балтийского моря. В периоды ледникового максимума высота равнинного ледника достигала 3 км! Этот колоссальный ледяной поток своим южным краем как раз и граничил с территорией нынешней Валдайской возвышенности. Именно ледники, передвигаясь, несли с собой осколки гор Скандинавии и Кольского полуострова, по пути дробя и обкатывая их. В результате появились многочисленные холмы и гряды Валдайской возвышенности, состоящие из камней и песка с прослойками глины, и разбросанные там и тут огромные валуны. Со временем склоны холмов и гряд заросли густыми лесами. Растаяв, ледник заполнил водой понижения и котловины, образовав целую систему из 200 больших и маленьких озер с изрезанными берегами. Самые крупные из них -Селигер, Велье, Валдайское, Ужин и Боровно. Глубина этих водоемов, как правило, более 10 м, но все остальные превзошло Валдайское озеро: в некоторых местах до его дна - 52 м! Небольшие лесные озера обычно неглубоки, всего 3-5 м, но их дно часто покрыто 7-10-метровым слоем ила. На территории парка есть минеральные источники и лечебные грязи.Судьба проявила удивительную благосклонность к природе этого края, который более тысячи лет был составной частью Новгородского княжества. Несмотря на давнее освоение Валдая человеком и относительную доступность этих территорий, здесь сохранились и обширные леса, и чистые озера сказочной красоты. Трудно представить другую местность, которую можно было бы с полным правом назвать олицетворением среднерусской природы! Сумрачные еловые и светлые высокоствольные сосновые леса с изумрудным моховым ковром, могучие живописные дубравы с зарослями лещины - все это как нельзя лучше соответствует понятию «русский лес».

Лесные массивы парка составляют 86 % его площади. Больше всего здесь ельников и боров с подстилкой из зеленых мхов. Вторичные леса, выросшие на месте вырубок, состоят в основном из берез и осин. Участки северных дубрав с ясенем высоким, вязом шершавым, подлеском с лещиной и богатым разнотравьем занимают лишь 0,1 % площади лесовВсего в местных лесах 57 видов древесных растений, в том числе 42 местных дикорастущих вида и 15 чужеземных, завезенных. В парке очень много примечательных и редких краснокнижных видов растений. Здесь можно полюбоваться даже орхидеями, исчезнувшими в большинстве регионов России, в том числе венериным башмачком, пальчатокоренником балтийским, липари-сом Лезеля и ятрышником шлемоносным. Естественно, любой сбор местных растений, в том числе цветов, категорически запрещен!

На территории Валдайского национального парка много болотистых мест: это и верховые сфагновые болота, и заболоченные низины озерных котловин и речных долин. Большая их часть поросла древесной растительностью, но достаточно и открытых участков, где встречаются даже представители арктической флоры.В отличие от заповедников или зарубежных национальных парков, здешний охранный режим допускает ограниченную любительскую рыбалку и спортивную охоту, поэтому местные птицы и звери настороженно относятся к людям и избегают встречи с ними. Можно лишь сожалеть, что даже в российской глубинке нельзя увидеть непринужденно ведущих себя животных, как в национальных парках Канады или США.Таежный характер окрестных лесов подчеркивают разнообразные представители фауны северных лесов Евразии. Вряд ли в местных лесах вам встретится привычный для многих жителей Европы заяц-русак. Зато самого обычного для лесов и тундры Севера зайца-беляка здесь много. Летом или зимой его тоже непросто увидеть, так как он благодаря сезонной смене окраски меха прекрасно маскируется среди окружающего ландшафта.Совсем другое дело, если зима запоздает с первыми снегопадами, а местные зайцы уже успеют перелинять и побелеют. Тогда беднягам приходится несладко! Вероятно, преждевременно побелевшие зайцы это инстинктивно как-то осознают. Они усиленно затаиваются и стараются поменьше двигаться, чтобы не привлекать излишнего внимания своих многочисленных врагов. Совсем не трудно увидеть в лесу обыкновенную белку, но мало кто даже из зоологов сумел воочию наблюдать летягу - этот необычный грызун ведет скрытный ночной образ жизни. Мелких же мышевидных грызунов здесь, кажется, сколько угодно. Это и различные виды полевок, и лесная мышь, и похожая на нее лесная мышовка. Среди дубов, лещины и диких яблонь обитает сравнительно крупная и довольно редкая желтогорлая мышь.

Обилие грызунов и ру-гих мелких животных предопределяет и высокую численность мелких хищников. Из них наиболее многочисленны лисица, барсук, ласка, горностай, лесная куница и некогда акклиматизированная дальневосточная енотовидная собака. Из местных копытных млекопитающих лучше всего чувствуют себяв этих местах лоси. Благодаря длинным ногам с широко раздвигающимися копытами они свободно передвигаются по самым топким болотам. Не страдают и от обильных снегопадов, тем более зимой едят исключительно веточный корм. Долгую зиму они проводят в так называемых стойбищах (излюбленных участках зимнего пребывания) и редко совершают дальние переходы. Еще в начале XX века в лесах Валдая совсем не было кабанов. Но затем благодаря принятым мерам охраны и участившимся зимним оттепелям он широко расселился на северо-восток и сейчас стал вполне типичным обитателем местных лесов. Летом всеядные кабаны могут прокормиться практически в любом уголке края. В холодный сезон они сильно зависят от погодных условий. В обычные зимы, если предыдущей осенью дубы хорошо плодоносили, диких свиней легче встретить на тех участках, где сохранились дубравы. В многоснежные зимы кабаны держатся в еловых, смешанных лиственно-еловых или елово-сосновых лесах. Плотная крона ели хорошо задерживает снег, что облегчает кабанам поиск пищи

в приствольной части грунта. Временами зима бывает столь сурова, что почва сильно промерзает и становится трудно ее рыть. Тогда животные перекочевывают в сосновые боры, а также к зарослям черники и брусники, где отыскивают подземный корм во мху или войлоке многолетних кустарничков. Обширные, по европейским меркам, леса Валдая и низкая плотность местного населения способствовали сохранению крупных хищников, исчезнувших в большинстве стран Европы. Например, волков. Из-за упадка местного животноводства местные волки охотятся почти исключительно на диких копытных. Заметный урон их стаи наносят косулям, так как по глубокому снегу, особенно с настом, этим копытным нелегко спастись от хищника. Кабаны и лоси могут постоять за себя, а по снегу лось передвигается куда лучше волка, поэтому особого урона от волков эти животные не несут. Волки - враги и конкуренты рыси, которая остается сравнительно малочисленным видом. Местные рыси охотятся преимущественно на зайцев и косуль, тетеревов и глухарей. Кроме того, рысь преследует более мелких хищников, в первую очередь лисиц. В многоснежную зиму сравнительно высоконогая рысь на своих широких лапах-снегоступах легко настигает рыжую соперницу.


Влажные, болотистые места, которых немало в Валдайском национальном парке, хорошо подходят для амфибий и рептилий. Повсюду встречаются травяная лягушка и серая жаба, обыкновенная чесночница и остромордая лягушка тоже не являются редкостью. Весной попадаются на глазаобыкновенные тритоны. После зимовки эти маленькие «дракончики» собираются для размножения в мелких водоемах. В прозрачной холодной воде можно понаблюдать своеобразные брачные танцы этих диковинных животных. Вскоре они покинут водоемы и будут показываться только ночью.Пожалуй, живородящая ящерица и обыкновенная гадюка - самые типичные и многочисленные виды местных рептилий. Мелкую буроватую живородящую ящерицу замечали на лесных полянах, зарастающих просеках и вырубках, прогалинах. Населяет она и влажные участки по берегам водоемов и моховых болот, где встречается даже на кочках среди воды. Исследования показали, что местные ящерицы могут доживать до восьмилетнего возраста! Обыкновенная гадюка широко распространена в местных лесах и сфагновых болотах. Она достаточно осторожна и избегает встреч с человеком. Если повезет, весной, после пробуждения от зимней спячки, или осенью, перед уходом на зимовку, можно встретить многочисленные скопления этих змей на излюбленных местах зимовки. Мало кому удавалось наблюдать в местных лесах скрытную безногую ящерицу - веретеницу, которую за блестящий чешуйчатый покров, отливающий медным глянцем, именуют еще медянкой или медяницей. Зато немногочисленную прыткую ящерицу нетрудно встретить на хорошо прогреваемых лугах и солнечных полянах. Обыкновенный уж довольно редок, его легче обнаружить на берегах хорошо прогреваемых водоемов.

Население верхних ярусов леса, как всегда, разнообразно, но и здесь сказывается влияние севера. В местных лесах поражает обилие дятлов. В первую очередь следует назвать трехпалого, или таежного, дятла с золотистой «шапочкой», который здесь весьма обычен. Часто встречаются желна (черный дятел), самый большой в Северной Евразии, и белоспинный, единственный умеющий «обрабатывать» березовые стволы, - строение клюва других видов дятлов не позволяет им эффективно раздалбливать плотную кору.В таежных лесах много рябчиков и глухарей, а тетерева предпочитают более светлые участки лесов, перемежающиеся с полянами и болотами. Самый редкий вид из семейства тетеревиных - белая куропатка. Она распространена преимущественно на верховых болотах. В европейской части России уже непросто найти многочисленные токовища глухарей и тетеревов, которых здесь по-прежнему еще много. К сожалению, для большинства людей ток глухарей и тетеревов ассоциируется исключительно с весенней охотой. А ведь зрелище токующих самцов глухарей, особенно тетеревов, - весьма впечатляющее и интересное! Многие любители природыдаже не подозревают, какие увлекательные наблюдения и фотовидеосъемку можно сделать в специальных укрытиях на токах этих птиц.

Хищных птиц в Валдайском национальном парке сравнительно немного. Из них, вероятно, наиболее многочисленны ястребы: тетеревятник и перепелятник, но эти скрытные хищники редко попадаются на глаза. Их названия не совсем соответствует охотничьим привычкам ястребов. Тетеревятник, конечно, может изловить тетерева, но предпочтет охоту на рябчика, а еще чаще его добычей становятся врановые, дрозды, дятлы, дикие утки и многие другие птицы, а кроме того, белки и зайцы. Перепел здесь вообще не встречается, так что перепелятнику приходится обходиться мелкими воробьиными птицами, реже дятлами и рябчиками.Разветвленная сеть речек, ручьев и протоков объединяет местные озера и верховые болота в единую сложную гидросистему Валдая. В этих местах нет значительных промышленных сооружений, и местные воды, сравнительно чистые, составляют главное богатство края. В глубоких, но узких долинах Валдайской возвышенности встречаются быстрые речки и ручьи с каменистым дном. Для жителей равнинных регионов России такие прозрачные потоки, катящиеся по каменистому ложу, бурлящие между большими окатанными камнями, и неумолчно звенящее журчание воды - настоящая экзотика.

В холодных потоках есть свои весьма примечательные обитатели. Из них самые заметные - ручьевые форели и европейские хариусы. Эти удивительно красивые рыбы выдают себя стремительными бросками за насекомыми, упавшими на воду. Местная форель вовсе не родственна издавна разводимой в специальных хозяйствах радужной форели. Это оседлая издаются на форма местного мигрирующего лосося - кумжи. Хариус же исключительно пресноводная рыба, сохранившаяся лишь в немногих чистых реках с прозрачной водой. По соседству с ними, но на дне среди камней, внимательный наблюдатель сможет рассмотреть подкаменщиков. Эти причудливые рыбки с большой головой - близкая родня колючим морским скорпенам, так что именовать их бычками-подкаменщиками неправильно! Из речек, впадающих в Западную Двину и другие реки бассейна Балтийского моря, в местные водоемы регулярно проникают речные угри, становящиеся редкими в наши дни.Однако самый необычный обитатель этих потоков вовсе не рыба! Речь идет о ручьевой миноге - представителе обособленного класса круглоротых. У миноги нет челюстей, поэтому ее ротовая воронка выглядит, как постоянно раскрытый рот. Три-пять лет она живет в стадии личинки, которую называют пескоройкой. Она зарывается в крупнозернистый песок, где, выставив рот, питается, отфильтровывая мелкий планктон. К последней осени жизни минога превращается во взрослую особь, которая совершенно ничего не ест. После зимовки она нерестится и вскоре погибает. Из отложенной икры выводится новое поколение пескороек.На холодные лесные ручьи редко залетают чайки или цапли, это законное место зимородка - самой яркоокрашенной птицы этих краев. Многочисленные обрывчики и откосы служат ему удобным местом для рытья гнездовых нор. Там, где потоки образуют перекаты и во довороты, можно встретить оляп ку - одну из немногих воробьиных птиц, приспособившихся нырять и добывать на дне водоема рачков-бокоплавов и водных личинок насекомых. Мелководья и заливчики мелких водоемов с густо заросшими берегами - излюбленное место охоты редкого скрытного черного аиста, который в этих местах кормится рыбешкой и лягушками.


Издревле реки и озера Валдая славились своими рыбными богатствами, а где много рыбы - много и животных-рыболовов. Все они в недавнем прошлом подвергались ожесточенному преследованию, поэтому и поныне остаются редкими. Особенно скрытна выдра. Этот энергичный хищник занимает обширные участки. В течение суток выдра совершает частые перебежки по берегу, заходит в воду и вскоре снова выходит на берег. Ее суточный ход зачастую составляет десятки километров, поэтому ее следы создают совершенное превратное впечатление о численности вида. Нередко рыбаки и охотники следы одной особи принимают за следы целой стаи! В прибрежных, наиболее труднодоступных районах Селигера гнездятся несколько скопы и орлана-белохвоста. Эти птицы устраивают :вои массивные гнезда на мощных деревьях. Скопа питается только рыбой. Обычно ее видят, когда она на высоте нескольких десятков метров облетает свои владения, временами зависая на месте и трепеща крыльями, - высматривает свою добычу. Гиганта орлана легче увидеть, когда в жаркие полуденные часы он величаво парит на большой высоте, как и положено властелину озерных просторов.



вернуться
Интересные факты все


«С рыжеволосой Софи у нас были особенные отношения,  с грустью в голосе вспоминает Клаус Эхле.  Я был очень рад, когда она была рядом, когда мы вместе гуляли по лесу. Я любил смотреть, как она спит. У нас даже были свои ритуалы. Каждый день я ее фотографировал. Я ходил с ней встречаться обычно дважды, утром и вечером. Софи не всегда была на месте, и тогда я волновался, не случилось ли с ней что-то, или злился, что она нарушила ритуал и не пришла. Для меня это действительно было похоже на любовь».Софи  это лисица. Клауса познакомила с ней биолог Анна Рум-мель, которая в свободное время охотится в Шварцвальде. Она увидела однажды лису, и та показалась ей не такой пугливой, как другие. Анна с Клаусом отыскали лису, назвали Софи, и вскоре она стала героиней самого знаменитого фотопроекта Клауса. «Когда мы познакомились с Софи, я не знал, как будет развиваться проект. Потом наши встречи стали регулярными, я старался всегда брать с собой фотоаппарат и только один объектив, поэтому мне приходилось заранее думать о том, что я хочу снять сегодня. Иногда я не брал камеру, а давал себе время пережить какие-то моменты, не пытаясь их зафиксировать. Эти наблюдения помогали мне придумать будущие снимки». Клаус говорит, что дружба и доверительные отношения с животными это самое приятное в его работе. Последние 20 из своих 48 лет он служит лесником в Шварцвальде. Клаус родился в Обервольфахе  лесной коммуне с населением в несколько тысяч человек. «Образование я получал недалеко от северной окраины леса, сперва я был поваром, но потом выучился по специальности «лесное хозяйство» и теперь работаю в южном районе леса». Клаус живет вместе с женой Кристианой и девятилетним сыном на окраине Фрайбурга, там, где город встречается с дикой природой.Клаус очень гордится своей работой. «Мне повезло, у меня есть уникальная возможность быть в тесном контакте с природой и как-то влиять на происходящее. Вообще-то я люблю нетронутый лес, но все же приятно заботиться о природе и видеть плоды своих трудов». Осенью Эхле руководит лесозаготовкой, зимой  охотой, весной сажает молодые деревья. И в любое время года заботится о молодняке  животных, которые по каким-либо причинам остались в лесу без родителей.«Мой рабочий день начинается около семи часов утра со встречи с остальными лесниками, рассказывает Эхле.  Мы решаем организационные вопросы и составляем план на день. Я не только слежу за животными и растениями, важная часть работы  обустройство рекреационных зон: мы делаем укрытия и размечаем маршруты прогулок для туристов».


Зимой в Шварцвальде наступает сезон охоты. В оранжевых жилетках под гул рожков собаки гонят дичь к месту засады, где зверя ожидает охотник. «В городах отношение к этой традиции более критическое, но я считаю ее красивой и правильной,  объясняет Эхле.  По-моему, это лучший способ добывать мясо, особенно если учитывать, в каких условиях живут и как питаются сельскохозяйственные животные».
Охотятся в Шварцвальде в основном на косуль и кабанов. «По кабанам у нас нет определенной квоты на отстрел: они наносят ущерб местным фермерам, поэтому чем больше ущерб, тем интенсивнее их истребляют». Искусственное ограничение численности популяции полезно для леса, для растений, которые травоядные животные объедают. Но если Эхле заметит, что кабаньих следов на деревьях слишком мало, то введет запрет на отстрел. Мониторинг численности косуль проходит раз в три года, и тут же определяются квоты. Охоту Клаус Эхле сочетает с экозащитой, и именно благодаря борьбе за сохранение природы он в свое время увлекся фотографией. «Когда я учился лесному хозяйству, я вообще не снимал,  вспоминает он.  Я думал, что как у лесника у меня будет такое взаимодействие с природой, что мне вообще не понадобится фотографировать. Но мне приходилось для спонсоров составлять доклады по экологии и защите окружающей среды, и было очень сложно без визуального материала. И тогда я начал снимать. Я был заворожен тем, что с камерой в руках мне удается достичь большей близости к природе, и поэтому очень увлекся фотографией». Первыми моделями стали летучие мыши — снимки Эхле помогли привлечь внимание к охране и защите популяции.

Другим его известным фотопроектом стали дикие коты. «Считалось, что с 1912 года дикие коты в Баден-Вюртемберге не живут, но в 2006-м автомобиль случайно сбил одного насмерть,  объясняет Клаус.  Кота сдали в исследовательское учреждение, которое находится в двух километрах от моего дома. Я был рядом и смог снимать работу ученых: мертвого кота измерили и взяли у него пробу ДНК на анализ. Потом спустя год мне встретилась еще одна дикая кошка, и я подумал, почему бы ее не пофотографировать. Ученые занялись исследованием этого вида в Баден-Вюртемберге, а я это документировал, хотя, конечно, параллельно ведется видеосъемка, да и каждой пойманной особи прикрепляется на ошейник видеопередатчик. Мне дикие кошки интересны тем, что мы не знаем: то ли их просто не удавалось обнаружить, то ли они исчезали и теперь снова пришли в лес». Этих животных Эхле снимает уже шесть лет, и пока проект не закончен.Появление диких котов не единственное изменение в лесу. «Многие виды, которые считались вымершими в этой местности более века назад, снова попадаются в небольшом количестве. Это и черные аисты, и филины, и вороны». Так происходит потому, объясняет Клаус, что немцы стали вдумчивее относиться к своей природе, перестали бесконтрольно истреблять птиц и животных. Вероятно, часть вновь заселяющих территорию видов пришла самостоятельно из соседних Франции и Швейцарии, а часть популяций постепенно восстанавливают ученые и экологи.

«Если зверь начинает при мне охотиться или питаться или просто перестает обращать на меня внимание, я чувствую, что это знак доверия,  говорит Клаус.  Именно в такие моменты у меня мурашки по коже. Три года назад мы приютили косулю на пять месяцев, с октября по март. Потом она ушла в лес, и мы ее не видели полгода, но, вернувшись, она по-прежнему доверяла нам, совсем не боялась подпускать к себе людей, даже пила молоко из бутылочки, которую мы ей давали».Знаком высшего доверия Клаус считает поведение лисицы Софи. «Однажды, когда мы встретились, Софи была очень уставшей и прилегла рядом со мной. Всякий раз, когда я думал, что она уже спит, кто-то пробегал неподалеку по тропинке, мешая ей. Наконец через час мы остались одни, и она уснула возле меня».

Клаус уверен, что животные намного умнее, чем принято считать, что у них есть нечто большее, чем инстинкты. И у каждого свой характер. Среди лис встречаются пугливые и любопытные, суетливые и спокойные, бывают любители поспать подольше, а бывают «жаворонки». С некоторыми проще поладить, чем с другими. Взять хотя бы Софи. «Анна все время говорила о том, что Софи  задира, да и вообще нелестно о ней отзывалась, а мне, наоборот, нравился характер этой лисицы»,  говорит Клаус. Анну можно понять: как-то раз Софи ее укусила и еще фотоаппарат пыталась отнять. «Со мной она такого себе не позволяла. Впрочем, я никогда нетянул к ней руки, а спокойно общался и никогда не давил. И, мне кажется, поэтому она была очень осторожна со мной, а вот Анне пару раз досталось».Роман с Софи оборвался так же неожиданно, как и возник. «Брачный период у лис начинается в январе  феврале, но я заметил, что уже в декабре Софи очень нервничала, и думаю, что тогда он начался раньше обычного. С ней все время бегал самец, он был более робкий, чем она. У них были странные отношения, они постоянно дрались, и все же, я думаю, там была взаимная симпатия». В декабре Софи исчезла и больше не вернулась. «Я чувствовал себя как человек, которого оставила возлюбленная, как будто в яму провалился. Ничего толком не мог делать и постоянно думал о ней. Я еще больше проводил времени в лесу, на местах наших свиданий и искал ее».

На память об этой лисе Клаусу осталась фотоистория «Мир Софи», за которую он получил в 2011 году премию Фрица Пёлькинга, присуждаемую немецким сообществом фотографов дикой природы. «Я очень горжусь своей работой, но жена гордится еще больше,  говорит Клаус.  Слава стала моим веским аргументом в спорах с семьей по поводу стоимости фототехники. Раньше мы сомневались, что можем позволить себе это хобби». Несмотря на высокую награду, лесник считает проект незавершенным. «Первоначальная идея была сделать портреты лисы на протяжении всей ее жизни, минимум два-три года, но, к сожалению, у меня было всего шесть месяцев».
Клаус любит говорить, что лучшие фотографии по-прежнему у него в голове, а не на жестком диске. «Я уже пережил столько разочарований  к примеру, в прошлом году не было мышей и сов, а в этом, когда их много, у меня нет времени на их съемку. Я начал с фотографирования летучих мышей, и я с удовольствием сделал бы этот проект, но на рынке столько хороших снимков летучих мышей, что нужен какой-то принципиально новый угол зрения. И я никогда не расстраиваюсь, если не могу что-то сфотографировать. Я просто храню это в памяти. Мне есть что улучшать, над чем работать, и я могу долго ждать фотографию».


 

Фотогалерея все фото
4 октября Всемирный день животных
Прикольные животные

Главная Энциклопедия Факты Фотогалерея Ссылки Контакты
© 2010-2013 Большая энциклопедия животных "Звереведия".
Всё о животных: статьи о животных, описания, фото зверей.